?

Log in

No account? Create an account

Previous 10

Feb. 17th, 2012

kozlov_ws

Шкловский В. Б. «Введение»

О том, как Лев Толстой не отрывался от масс

Для того чтобы писать, нужно иметь другую профес­сию, кроме литературы, потому что профессиональный человек, имеющий профессию, описывает вещи по-своему, и это интересно. У Гоголя кузнец Вакула осматривает дворец Екатерины с точки зрения кузнеца и маляра, и таким способом Гоголь смог описать дворец Екатерины.

Лев Николаевич Толстой писал, как профессионал-воен­ный артиллерист и как профессионал-землевладелец, и шел по линии своих профессиональных и классовых инте­ресов для создания художественных произведений. На­пример, рассказ «Хозяин и работник» написан тогдаш­ним хозяйственником и мог бы быть прочитан на то­гдашнем производственном совещании дворян, если бы у них такие были. Если взять переписку Толстого и Фета, то можно еще точнее установить, что Толстой – это мелкий помещик, который интересуется своим ма­леньким хозяйством, хотя помещик на самом деле он был не настоящий, и свиньи у него все время дохли. Но это поместье заставило его изменить формы своего искусства. Если бы Лев Николаевич Толстой 8-ти лет пошел жить в Дом Герцена, то он Толстым никогда не сделался бы, потому что писать ему было бы не о чем.

Толстой профессионалом-писателем начал ощущать себя только к сорока годам, к тому времени, когда им было уже написано несколько томов. Вот отрывок из его письма к Фету:

А знаете, какой я вам про себя скажу сюрприз: как меня стукнула об землю лошадь и сломала руку, когда «я после дурмана очнулся, я сказал себе, что я литератор. И я литератор, но уединенный и потихонечку литератор. На днях выйдет первая половина I части «1805 года» («Война и мир»).

Ясная Поляна. 1865 г., ян. 23 .

И Фету он советовал сделать литературу основным заработком и оставить «юфанство» (шутливое название работы по сельскому хозяйству) только в связи с не­удачами Фета по хозяйству.

Что за злая судьба на все. Из ваших разговоров я всегда видел, что одна только в хозяйстве была сторона, которую вы сильно любили и которая тре­бовала все – это коневодство, и на нее-то и обру­шилась беда. Приходится вам опять перепрягать свою колесницу, а «юфанство» перепрячь из огло­бель на пристяжку: а мысль и художество уже давно у вас переезжены в корень. Я уже перепрег и гораздо спокойнее поехал.

Ясная Поляна, 1865 г., ян. 23.

Прежде, чем стать профессионалом-писа­телем, нужно приобрести другие навыки и знания и потом суметь внести их в литера­турную работу.

Пушкин представлял пример более профессионального писателя. Он жил литературным заработком, но двигался он вперед, отходя от литературы, например, к истории.

 О втором ремесле писателя

 Заниматься только одной литературой – это даже не трехполье, а просто изнурение земли. Литературное про­изведение не происходит от другого литературного про­изведения непосредственно, а нужно ему еще папу со стороны. Давление времени является прогрессивным фак­том, без него нельзя создать новые художественные формы.

Роман Диккенса «Записки Пикквикского Клуба» был написан по заказу, как подписи к картинкам «Неудачи спортсменов». Величина глав Диккенса определилась не­обходимостью печататься отдельными кусками в газетах. И это уменье использовать давление материала сказалось и в работах Микель-Анджело, который любил брать для работы испорченный кусок мрамора потому что он давал неожиданные позы его изваяниям; так сделан «Давид».

Писатель должен иметь вторую профессию не для того, чтобы не умирать с голода, а для того, чтобы писать литературные вещи. И эту вторую профессию Он не должен забывать, а должен ею работать; он должен быть кузнецом, или врачом, или астрономом. Эту профессию нельзя забывать в прихожей, как га­лоши, когда входишь в литературу.

Я знал одного кузнеца, который принес мне стихи; в этих стихах он «дробил молотком чугун рельс».

Я ему на это сделал следующее замечание: во-первых, рельсы не куют, а прокатывают, во-вторых, рельсы не чугунные, а стальные, в третьих, при ковке не дробят, а куют, и, в-четвертых, он кузнец и должен все это сам знать лучше меня. На это он мне ответил: «Да ведь это стихи».

Вот для того, чтобы быть поэтом, нужно в стихи втащить свою профессию, потому что произведение искусства начинается со своеобразного отношения к вещам.

Создавая литературное произведение, нужно стараться не избежать давления своего времени, а использовать его так, как парусный корабль пользуется ветром.

Пока современный писатель будет стараться как можно скорее попасть в писательскую среду, попса он будет уходить от своего производства, до тех пор мы будем заниматься каракульчевым овцеводством, а это овцевод­ство состоит в том, что овцу бьют – она делает выкидыш, а с мертвого ягненка сдирают шкуру.

Стать профессиональным писателем, запрячь литературу, по выражению Льва Толстого, коренником, можно и нужно только через несколько лет писания, тогда, когда уже писать умеешь. Так, Диккенс сперва был рабочим-упа­ковщиком, потом стенографистом, потом журналистом, наконец, сделался беллетристом. Но и став писателем нужно знать, что у беллетриста и поэта бывают годы молча­ния. Александр Блок, Фет, Гоголь, Максим Горький имели такие мертвые промежутки в работе. Нужно по­строить жизнь так, чтобы можно было не писать, когда не пишется.

 Чтение писателя

Когда писатель должен читать?

Читаем мы поспешно, невнимательно, почти так же невнимательно, как едим.

Невнимательная, быстрая еда вредна.

Вредно и читать невнимательно.

Хороших книжек, таких книжек, которые непременно нужно прочесть, очень немного, а мы прочитываем их наспех, и потому у нас есть ощущение, что мы их уже знаем. Мы портим себе чтение. Читать нужно медленно, спокойно, без пропусков, останавливаясь.

Если вы хотите стать писателем, то вы должны рас­сматривать книгу так же внимательно, как часовщик – часы или шофер – машину.

Машины рассматривают так: самые глупые люди под­ходят к автомобилю и надавливают грушу гудка – это первая степень глупости. Люди, немножко умеющие раз­бираться в машине, но переоценивающие свои звания, подходят к машине и переводят рычаг перестановки ско­ростей – это тоже глупо и вредно, потому что нельзя трогать чужую вещь, ответственность за которую лежит на другом рабочем.

Понимающий человек осматривает машину спокойно и понимает «что к чему», для чего у нее много цилиндров и почему у нее большие колеса, и как у нее стоит пе­редача, и почему зад у машины острый, а радиатор не полирован.

Вот так нужно читать.

Нужно, прежде всего, научиться расчленять произведе­ния. Сперва самым простым способом отделить описание природы от характеристики героев, затем писатель дол­жен посмотреть, как говорят герои: монологами, т. е. говорит ли один долго, или они перебрасываются фра­зами, посмотреть, как связан разговор какого-нибудь героя с его характером. Посмотреть, где завязка про­изведения, с чего начинается история, развитие которой представляет пружину, ведущую весь роман. Посмотреть, сразу ли развязывается эта история. Посмотреть, есть ли вставные истории и как сделана развязка.

Вот эта исследовательская работа над чужим приве­дением очень важна для того, чтобы писатель мог со­хранить свою самостоятельность. У нас есть молодые писатели, которые боятся читать других писателей, чтобы не начать им подражать, – это, конечно, совершенно не­правильно, потому что писать вообще без всякой формы нельзя.

Всякий способ начала литературного произведения есть уже результат опыта тысячи людей до нас.

Существует легенда, что один царь хотел узнать, какой язык самый древний. Для этого царь взял двух младенцев и отделил их от всех людей, только один пастух при­носил им хлеб. Когда эти дети немножко выросли, то они встретили пастуха криком: «Бегос, бегос», что по-фракийски значит хлеб. Тогда решили, что самый древ­ний язык – фракийский, но дело в том, что если к этим самым младенцам приходил пастух, то, очевидно, неда­леко были и козы, и возможно, что дети кричали не слово «хлеб», а подражали крику коз.

Так подражает крику коз тот писатель, который хочет себя отделить от всех других писателей и писать самостоятельно; он тоже подражает, но только подражает худшему.

Если читать других писателей не отчетливо, не рас­членяя, то непременно будешь им подражать, причем сам этого не заметишь. И те рукописи, которые в ре­дакции бросают в корзину, больше похожи на чужие литературные произведения, чем те, которые печатают.

 Об умении писать, находя характерные черты опи­сываемой вещи

Самое важное для писателя, который начинает писать, это иметь свое собственное отношение к вещам, видеть вещи, как неописанные, и ставить их в неописанное прежде отношение.

Очень часто в литературных произведениях расска­зывается о том, как иностранец или наивный человек приехал в город и ничего в нем не понимает. Писатель не должен быть этим наивным человекам, но он должен быть человеком, заново видящим вещи. На самом деле происходит другое: люди не умеют видеть окружаю­щего; наш средний современник, начинающий писать, не может написать обыкновенную корреспонденцию в га­зету; получается, что корреспондент имеет сведения о своей деревне из газеты – он читает газету, использует ее, как анкету, и потом заполняет ее событиями своей деревни; если в анкете события не упоминаются, то он их не ставит.

Зачастую корреспонденция с лесопильного завода, с швейной фабрики, из Донбасса не отличается ничем.

«Нужно подтянуться, пора поставить вентилятор, и течет крыша». А между тем, иногда корреспондент прогова­ривается про интересные детали. Как-то разбирая кор­респондентские письма, я прочитал такую заметку из Уссурийского края: «Тигры мешают сбору профсоюзных взносов, и вот корреспондент сидел в одной стороже­вой будке больше суток, пока тигр не махнул на него лапой и не ушел». Я не говорю, что нужно в корре­спонденции рассказывать анекдоты, но корреспонденты не должны описывать все одни и те же вещи, только в обмолвках проговариваясь о реальной обстановке.

 О том, что многие писатели учились писать на газетной работе

Сейчас спорят о том, хорошо ли беллетристу писать в газете. У нас в газете писали вначале многие писатели. Так, например, Леонид Андреев много лет проработал судебным корреспондентом в газете. Судебным корре­спондентом в газете работал Чехов; Горький работал в газете под псевдонимом Иегудиил Хадамида, Диккенс работал в газете много лет. Из современных писателей многие работали в газетах, в типографиях метранпа­жами, в мелких женских журналах и т. д., и т. д. В старое время журналисты начинали писать в жур­налах с рецензий, что, конечно, совершенно неправильно, потому что, когда человек не умеет писать, он не может оценивать, как другой пишет. Но такой обычай был, и так учили меня в «Летописи», в журнале, который издавался Горьким. После того, когда накопится опыт и уменье рассказывать вещи, как они происходили, только тогда через рассказ можно дойти до писания романов, если пишущий может вообще писать романы. Поэтому настоящая литературная школа состоит в том, что нужно научиться описывать вещи, процессы; например, очень трудно описать словами без рисунка, как завязать узел на веревке. Описывать вещи нужно точно, так, чтобы их можно было представить, и только одним способом – тем самым, которыми они описаны. Не нужно лезть в боль­шую литературу, потому что большая литература ока­жется там, где мы будем спокойно стоять и настаивать, что это место самое важное. Представьте себе, что Буденный захотел бы выслужиться в царской армии, он бы дослужился до прапорщика, но, участвуя вместе с другими в революции и изменяя тактику боя, он сде­лался Буденным. Часто бывает, что писатель, работающий, казалось бы, в таких низких отраслях литературы, сам не знает, что он создает большое произведение. Бокаччио, итальянский писатель времен Возрождения, который написал «Декамерона» – собрание рассказов, стыдился этой вещи и даже не сообщил о ней своему другу Пе­трарке, и в список его вещей «Декамерон» не попал.

Бокаччио занимался латинскими стихами, которых те­перь никто не помнит.

Достоевский не уважал романы, которые писал, а хо­тел писать другие, и ему казалось, что его романы – газетные; он писал в письмах, что «если бы мне платили столько, сколько Тургеневу, я бы не хуже его писал». Но ему не платили столько, и он писал лучше.

Большая литература это – не та литература, которая печатается в толстых журналах, а это та литература, которая правильно использует свое время, которая поль­зуется материалом своего времени.

 О том, что, учась писать, нужно не выучивать правила, а прежде всего привыкать самостоятельно видеть вещи

Нашим современникам учиться не у кого, потому что они попали на завод с брошенными станками и не знают, который станок строгает, который сверлит, по­этому они часто не учатся, а подражают, и хотят на­писать такую вещь, какая была написана прежде, но только про свое. Между тем это неверно, потому что каждое произведение пишется один раз, и все произведения большие, как «Мертвые души», «Война и мир», «Братья Карамазовы», написаны неправильно, не так, как писалось прежде, потому что они были написаны по другим заданиям, чем те, которые были заданы старым писателям. Эти задания давно прошли, и умерли люди, которые обслуживались этими заданиями, но вещи остались. То, что было жалобой на современников, обви­нением их, как в «Божественной Комедии» Данте или в «Бесах» Достоевского, то стало литературным произве­дением, которое могут читать люди, совершенно не за­интересованные в отношениях, создавших вещь. Поэтому литературные произведения, так это и нужно запомнить, не создаются почкованием, так, как низшие животные, тем, что один роман делится на два романа, а созда­ются от скрещивания разных особей, как у высших жи­вотных. Есть целый ряд писателей, которые стараются взять старые произведения, Вытрясти из них имена и события и заменить своими; они пользуются в стихотворениях чужим построением фраз, чужой манерой рифмо­вать. Из этого ничего не выходит – это тупик.

Поэтому, если вы хотите научиться писать, то, прежде всего, хорошо знайте свою профессию. Научитесь глазами мастера смотреть на чужую профессию и поймете, как сделаны вещи.

Не верьте обычным отношениям к вещам, не верьте Привычной целесообразности вещей, не принимайте море по чужой описи. Это – первое.

Шкловский В. Б. «Техника писательского ремесла»

Google Buzz Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal SEO Community Ваау! News2.ru Korica SMI2 Google Bookmarks Digg I.ua Закладки Yandex Linkstore Myscoop Ru-marks Webmarks Ruspace Web-zakladka Zakladok.net Reddit delicious Technorati Slashdot Yahoo My Web БобрДобр.ru Memori.ru МоёМесто.ru Mister Wong

Запись опубликована Козлов.website. You can comment here or there.

Jun. 15th, 2010

дятлофоб

dyatlofob

Технология создания литературного произведения

Прочитал «Винегрет для начинающих», «Как стать писателем» и «Как написать роман».
Довольно много полезной информации, но я не могу найти много нужного. Более того - главного.
У меня есть идеи, но нет умения придумать увлекательный сюжет, написать интересный диалог, создать цепляющие читателя характеры персонажей.

Я уверен, что существуют методики и технологии создания всего этого. Нужно только их найти.

Те, кто хочет меня убедить, что это невозможно создать, не имея врождённого литературного дара, идите лесом, пожалуйста.
Нет, конечное есть таланты, которые "рожают" всё это без всякой "алгебры".
Есть Моцарты, но есть и Сольери - те, кто берёт не талантом, а трудом.

Что ещё посоветуете почитать?

Mar. 1st, 2010


polon_toboy

Модель для сборки (МДС) ищет авторов фантастических рассказов


Подкаст проекта Модель для сборки на Samsung FunClub снова объявляет набор хороших текстов. На этот раз на весну, лето и даже - если получится - на весь год сразу.


Требования?
1. Время выпуска ограничено, поэтому текст должен быть от 20 до 30 тысяч символов (с пробелами).
2. Весьма желательно, чтобы у рассказа было проверенное качество - текст или выходил в сборнике, или несколько раз печатался в больших журналах.
3. Желательно _без_ стихотворных вставок, курсива, многочисленных диалогов на староэльфийском или сириусянском (сноски голосом не передашь). Отсутствие диалогов вообще тоже не приветствуется.


Читать правила дальше

Jan. 3rd, 2010


gsidakov_drama

Обучение режиссуре и актерскому мастерству

Школа Драмы Германа Сидакова продолжает набор на базовый режиссерско-актерский курс.  На данный момент вакантны 3 места в мужской актерской  группе и 2 места в режиссерской группе.

Этот курс  разработан для людей, которые не имеют актерского или режиссерского образования. На нем обучаются начальным принципам этих профессий по предметам: режиссура, актерское мастерство, сценическая речь, сценическое  движение, основы киноискусства, основы монтажа, работа на съемочной площадке.

Время начала занятий – январь 2010г. Продолжительность курса – 5 месяцев. Мы ищем творческих личностей, которые хотят освоить режиссуру и актерское мастерство на практике. По окончании курса каждый студент имеет как театральную, так и кино работу.

Подробнее о Школе Драмы Германа Сидакова можно узнать на официальном сайте Школы - http://sidakov.ru, а также в нашем сообществе в ЖЖ - http://community.livejournal.com/drama_school.

Если вы заинтересованы в курсе, пришлите свою заявку на адрес sidakovdramaschool@gmail.com или свяжитесь с координатором курса – Ксенией Третьяковой, тел. 8 (903) 573-82-08.

Sep. 4th, 2009

jump

ingravity

Конкурс «Истории успеха». Как им это удалось?

Друзья, интернет-газета пользователей Рунета "Писали.ру" проводит конкурс для авторов - два победителя получат по 1000 рублей на брата + при высоком качестве исполнения публикацию в СМИ (с гонораром).   Тема конкурса "Истории успеха". Нам  равно интересны как частные истории (будь то создатель ЛСД Альберт Хоффман или олимпийский чемпион Усэйн Болт), так и общественные - к примеру, феноменальный экономический рост Индии.  Ограничений нет, главное чтобы это было легко и интересно написано. Юмор, литературное мастерство и оригинальный подход к теме только приветствуются! Подробнее о конкурсе тут: http://pisali.ru/deleske/25467/ 

Feb. 15th, 2009

Underwood

a_severjan

ПуХ


Мода на рецепты "Как стать миллионером" в зените. Это уже жанр, под который пора выделять свою полку. Коснулось это (причём, уже давно) и ремесла писателя. Странно было бы не найти в любом приличном книжном методические пособия про "написание гениальных романов" и продвижения своих вещей в печать. Про интернет стоит вовсе смолчать. Статей и сайтов по ремеслу можно грести лопатой.



Казалось бы, ну что ещё можно придумать? Оказывается, можно. Бывшая жена Мартина Скорсезе, Джулия Кэмерон энное время назад сваяла то, что в отделе бестселлеров именуется: НОВИНКА. Такого до неё не делал никто. Кроме Марка Евгеньевича Бурно, конечно.



Что же натворила Джулия?Collapse )

Oct. 15th, 2008

минск

dm_l

Бета-ридеры, рецензии и сопутствующие проблемы

Пользуетесь ли вы "механизмом" бета-ридеров?
Как вы их отбираете - среди знакомых, опытным путем?
Что вы делаете, если отзывы и замечания разных читателей крайне отличаются, вплоть до того, что противоречат другу другу?
Наконец, бывает ли у вас так, что после всех переделок... все равно возвращаетесь к первому варианту текста?

Oct. 11th, 2008

Underwood

a_severjan

Милан Кундера, "Посмеяться и забыть"

Коротенькое эссе знаменитого чешско-французского романиста как нельзя точно отражает причины современной графомании.
Тогда Интернета не было вовсе. Тогда люди хотели писать романы и выпускать в виде книг. Сейчас мало что изменилось, каждый писатель, писака или графоманъ мечтает снять своё детище с полки и сделать с ним что-нибудь: погладить, пролистать, перечитать, понюхать, растоптать, сжечь - кому что угодно. Чтобы почувствовать овеществлённость и востребованность мысли.
Сейчас есть Сеть. Есть блоги. Есть Самиздат, Проза.ру - информационные хранилища мыслей, претендующих на искусство в той или иной степени. Но нам всё так же хочется видеть, трогать, шуршать бумагой - чувствовать свои книги.

Графомания (навязчивая тяга к написанию книг) принимает размеры массовой эпидемии, как только общество в своем развитии предоставляет тому три главных условия:Collapse )

Oct. 3rd, 2008

ex_naked_rhy469

Моцарт или Сальери?

Всегда возникает проблема Моцарта и Сальери: что есть творчество - дар Свыше, дыхание Бога или же плод упорного, кропотливого труда? Помнится, когда Блок узнал о занятиях Гумилева в "Цехе поэтов", он в ярости (!!!!) кричал: "Да я вообще не знаю, какой у меня следующая строка будет, а он пытается стихотворение вместить в готовую форму!"
Но, по-моему, без дисциплины и без труда невозможно развить то, что вначале было дано Богом. Ведь дальше пойдет перечитывание, правка и бесконечное вслушивание в стихотворение, во фразу, в каждое сочетание слов...

Oct. 1st, 2008

dragon

thaice

Об объемах

Лично меня всегда пугает, вдруг до нужного объема не получится дотянуть. И приходится додумывать что-то, дописывать подробности, в общем местами "наливать воды". Вас не мучают такие проблемы? Если да, как выходите из положения?

Previous 10